Гуманизм с художественной свободой и прихотью

Его прозвали несносным ребенком и провокатором. The New York Times провозгласили его «Леди Гага в мире дизайна».

Но дерзкий и иногда противоречивый голландский дизайнер Марсель Вандерс всегда воспринимал себя несколько мягче, как «дизайнер новой эпохи», проповедник «современного возрождения гуманизма».
«Многие думали, что я сошел с ума», — говорит Вандерс, имея ввиду свое решение покинуть Роттердам и отказаться от устоявшейся философии дизайна 1990-х годов, которую он считал удручающе рациональной, холодной и оторванной от истории, чтобы стремиться к более доброму, мягкому видению дизайна в Амстердаме. «Я пытался создать такую работу, которая связывала бы мою дочь с моей матерью», — объясняет 55-летний дизайнер и предприниматель, желая создать дальновидное, ориентированное на будущее портфолио, которое при этом уважает и ссылается на прошлое.
Эстетическое перевоплощение Вандерса началось, когда у его тогдашней девушки был диагностирован рак молочной железы, и пара обратилась к альтернативной медицине и духовности. «Стало трудно найти общий язык между дизайном и тем, во что я верил, — говорит Вандерс. «У меня возникла очень четкая идея: делать работу, которая прославляет человечество, строить философию и словарь дизайна, которые были ближе к моему сердцу». В 1996 году он переехал в Амстердам. «Это город поэзии, любви и свободы, творческого мышления», — отмечает он. «Мне нужна была обстановка, которая была бы приятнее, привлекательнее и питательнее».
Перемены окупилось сполна. Вандерс за последние 22 года стал одним из самых «плодовитых» дизайнеров своего поколения в Амстердаме. Он и его сотрудники, которых сейчас уже 60, воплотили в жизнь свой радостный, оптимистичный, иногда причудливый, часто фантастический, визуальный стиль в более чем 1900 проектах. Вандерс работал с известными дизайнерскими домами Европы — Alessi, Cappellini, Poliform и Flos, а также с такими брендами, как Christofle, Louis Vuitton и Baccarat, голландская авиакомпания KLM, Puma и десятки других. Его работы охватывают невероятно широкий спектр вещей: от мебели, освещения и столешниц, до чемоданов, очков и косметики, и даже масок от загрязненного воздуха. И это не считая его вклада в Moooi, дизайнерскую компанию, в которой Вандерм стал соучредителем в 2001 году, и где, будучи креативным директором и дизайнером продукции, он руководит штатом из 85 человек. Moooi производит и продает дизайн мебели как по дизайнам Вандерса, так и его коллег, включая Мартена Бааса, Юргена Бея и Пита Буна.
В начале своей карьеры Вандерс и не задумывался о дизайне интерьеров, промышленный дизайн – вот, что было его призванием. Но когда у него возникло желание создать пространство, четыре проекта привлекли его внимание — ресторан Blitz в Роттердаме, гостиница Lute Suites недалеко от Амстердама, лондонский флагманский магазин для Mandarina Duck и VIP-зал для голландского павильона на Expo 2000 в Ганновере (Германия). С тех пор он разработал запоминающиеся интерьеры для многочисленных магазинов, закусочных и, особенно, отелей, в том числе отелей Andaz Amsterdam Prinsengracht и Mondrian в Майами-Бич и Дохе (Катар). Жилые интерьеры, однако, остаются самыми сложными проектами. «Нам трудно построить частный дом, потому что нам нужно много времени, чтобы делать то, что мы делаем», — говорит он. «Мы работаем, работаем, работаем, чтобы все сделать правильно». Тем не менее, студия создала замечательные дизайны интерьеров для резиденций на Майорке, в Тайбэе и Джакарте, а также пару жилых башен под названием Oh в Кито (Эквадор) для британского застройщика Yoo. Студия Wanders также разрабатывает Eden — линию сборных домов для компании Revolution Precrafted, которые являются для Вандерса идеальным синтезом жилого и товарного (продуктового) дизайна.
Оглядываясь назад, Вандерс доволен своими достижениями, хоть и не хвастается этим, ведя себя действительно по-голландски. «Иногда я позволяю себе гордиться тем, что сделал так много и участвовал во многих проектах», — говорит он. «Я толкнул. Я вытащил. Я проделал огромную работу». Тем не менее, он хотел бы сделать еще больше. «Создать оперу, спроектировать мечеть и создать мастерскую керамики исключительно для себя, чтобы создавать красивые маленькие предметы». Как будто он и так не подарил миру множество красивых вещей.

Источник: ссылка

Facebook
Facebook
YouTube
PINTEREST
PINTEREST
Instagram